Тигран Худавердян рассказал, что Яндекс скоро станет банком: в ближайшие месяцы начнётся поход в финтех

После “развода” со “Сбером” и несоглашения с “Тинькофф” в Яндексе пока думают, как именно будут развивать направление финтеха. Но точно будут, и уже ясно, что Яндексу нужна банковская лицензия. Первые кредиты и карточки он начнёт выдавать не меньше, чем через год. Физических отделений наверняка не будет.

Глава компании Тигран Худавердян рассказал РБК, что со “Сбером” оказалось невозможно партнёрствовать из-за слишком большой конкуренции. Установленное изначально ограничение — Яндекс не занимается финтехом, а банк не делает конкурирующие сервисы — перестало действовать, когда Греф объявил о создании собственной экосистемы. Худавердян объяснил этот жест тем, что сложно выполнять условия, которые тебя ограничивают.

Сбербанк принял решение развивать собственную экосистему, которая существенно стала конкурировать с самим «Яндексом», и стало совершенно непонятно, как можно сочетать одновременно брак и конкуренцию. Я думаю, что фундаментальная проблема заключалась в том, что возникло противоречие двух целеполаганий, скажем так. С одной стороны, компании конкурируют друг с другом. С другой стороны, они должны что-то вместе делать.

Но именно “Сбер” помог Яндексу решиться на поход в онлайн-торговлю и на превращение Яндекс.Маркета из агрегатора магазинов в самостоятельную торговую площадку.

С “Тинькофф” сделка не получилась, потому что “Олег передумал продавать”. Худавердян уточнил, что “технически речь шла о покупке”, но фактически подразумевалось скорее слияние двух крупных компаний, “невозможно такой большой бизнес поглотить”.

Мы будем сами заниматься финтехом, будем сами его развивать. Мы сейчас выбираем между разными стратегиями: будем ли мы это делать в партнерстве, будет ли это неорганический рост с помощью, возможно, покупки или объединения с другими игроками, или, может быть, все начнем с нуля. Я думаю, что буквально в ближайшие месяцы или даже недели у нас будет понимание этой стратегии и мы будем продвигаться в этом направлении.

Уже в ближайшие месяцы начнётся и практическая реализация выбранной стратегии, компании придётся получить банковскую лицензию. Худавердяна не пугают потенциальные проблемы с регуляторами (глава ЦБ в феврале говорила, что на рынке не должно быть цифровых финансовых монополий, и “сверхмощные экосистемы” будут тормозить развитие рынка).

На сегодняшний день «Яндекс» вообще не представлен на финансовом рынке. Если мы начнем что-то делать, то мы будем точно слабейшим игроком в самом конце этого забега. Приятное беспокойство, что с нами делать, должно появиться в будущем, когда финансовые сервисы «Яндекса» будут из себя что-то представлять. При этом я не согласен с суждением, что экосистемы ИТ-компаний являются по определению закрытыми.

Зарегистрированные летом 33 торговых знака, в том числе «ЯБанк», «ЯТрейд», «ЯВалюта» — это реализация “защитной стратегии от захвата”, планов по конкретным продуктам такого рода пока нет.

Худавердян также рассказал о ручном вмешательстве в поисковое ранжирование и впервые официально признал его наличие. Правда, только по одному запросу — если искать “самоубийство”, первой ссылкой должен быть телефон доверия и помощи (у редакции Roem.ru телефон не появился, зато появился Яндекс.Дзен. Впрочем, Худавердян утверждает в интервью, что “наши сервисы ранжируются по той же методике, что и обычные сайты”).

Планы на международную экспансию есть относительно Яндекс.Облака.

Мы создаем крутейшую технологию облачных сервисов, она будет самой передовой в России и сравнима с мировыми гигантами — с Amazon и Azure. Мы уже четыре года разрабатываем эту технологию, это огромные инвестиции. Думаем, что есть бизнес-возможность создавать партнерства в других странах, чтобы развивать такие же облака на наших технологиях, но в партнерстве с локальными бизнесами.

Единая подписка на сервисы должна стать “одним из основных бизнесов Яндекса”, входящий в неё “Кинопоиск” пока убыточен (Яндекс в этом году произвёл пять сериалов, и не все они понравились главе компании).
В Яндексе очень довольны “кейсом с реорганизацией”, когда в Яндексе менялась система владения и управления для достижения договорённости с властями (“проблема смертного Воложа“, “золотая акция”, “Фонд общественных интересов”).

Это был нервозный процесс, правда. Кейс с реорганизацией был уникальным не только для российской действительности, но и для мирового рынка тоже. Многие наши акционеры и международные коллеги сказали, что это было очень красивое решение, и мы даже знаем, что это решение предлагается уже другим компаниям в других странах — посмотрите, как там «Яндекс» сделал, может быть, вам тоже стоит так. Проблема же общемировая. Поэтому это действительно некое такое изобретение, надо было запатентовать. Задача была, чтобы ничего не поменялось в операционном управлении компанией, и она пока решена во всяком случае.

На днях Яндекс выложил в общий доступ документ, описывающий принципы компании. По ним она строит отношения с государством и пользователями, принимает решения относительно продуктов, услуг, конкурентов, зарабатывания денег.

5 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать