Шокирующие данные о сексуальном насилии и домогательствах на рабочем месте

Кто сталкивается с сексуальным домогательством? В каких отраслях? Как часто об этом сообщается? Новый опрос содержит ответы на все эти вопросы.

Шокирующие данные о сексуальном насилии и домогательствах на рабочем месте

Сексуальные домогательства не дают покоя миру бизнеса. Заголовки различных медиа сообщают об этом практически еженедельно. Корпоративные советы директоров, руководство и рядовые сотрудники начали понимать, что с этой проблемой необходимо что-то делать. Но прежде чем мы сможем эффективно с ней бороться, нам необходимо осознать её масштаб и охват. Вот некоторые вопросы о сексуальном домогательстве на работе, на которые должен ответить любой заинтересованный человек, будь то руководитель или обычный сотрудник, чтобы защитить себя и свою организацию:

  • Насколько распространены сексуальные домогательства на рабочем месте?
  • Когда они принимают форму харассмента, а когда – нападений на сексуальной почве?
  • Кто такие хищники?
  • Кто добыча?
  • Определённые этнические группы или представители LGBTQ особенно подвержены риску?
  • Насколько тесно связано сексуальное домогательство с трудовым стажем и злоупотреблением должностным положением?
  • Как часто поступают сообщения о харассменте и сексуальных посягательствах и как часто они игнорируются?
  • Как это влияет на вовлеченность сотрудников в рабочий процесс и риск ухода в другую компанию?
  • Согласованные (добровольные) сексуальные отношения на работе – проблема?
  • Как сексуальные домогательства на рабочем месте влияют на профессиональные возможности женщин?
  • В каких секторах и отраслях проблема наиболее острая?

Чтобы найти ответы, в 2018 году Center for Talent Innovation, нью-йоркский аналитический центр, провёл национальное репрезентативное исследование 3213 сотрудников с высшим образованием в возрасте от 21 до 65 лет, работающих на постоянной основе.

Некоторые результаты ошеломляют.

Харассмент vs. Сексуальные посягательства

Между сексуальным харассментом (нежелательные сексуальные знаки внимания и заигрывание) и посягательствами (нежелательные сексуальные контакты) есть разница. Оба термина являются широкими. Харассмент может включать в себя что угодно, от неуместных электронных писем до преследования, в то время как посягательства варьируются от щипков до изнасилования. Тем не менее, эти термины служат условным обозначением для двух разных степеней домогательства.

Харассмент довольно распространённое явление: более одной трети женщин сообщают, что в какой-то момент они подвергались харассменту на работе. Подавляющее большинство этих женщин подвергалось харассменту со стороны мужчин (97%). При этом некоторым может показаться удивительным, что 13% мужчин также сообщают о сексуальных домогательствах. Подробнее об этом чуть позже.

Сексуальное посягательство встречается гораздо реже, но всё ещё вызывает беспокойство. Если вы работаете в компании со 100 мужчинами и 100 женщинами, существует вероятность, что семь ваших коллег-женщин и пять ваших коллег-мужчин пострадали от физического или сексуального посягательства на рабочем месте.

Женщины – хищники

Когда речь идёт о сексуальных домогательствах и посягательствах, мы по умолчанию предполагаем, что какой-либо мужчина злоупотребляет своей властью над женщиной. Обычно это оказывается правдой: как показывают данные, это самый распространённый сценарий, но не единственный.

Данные говорят о том, что 97% женщин, которые подвергаются домогательствам, подвергаются им со стороны мужчин. Тем не менее, ещё 13% подвергались домогательствам со стороны другой женщины (эти цифры составляют более 100%, потому что некоторые группы женщин подвергались харассменту на рабочем месте как со стороны мужчины, так и со стороны женщины в какой-то момент своей карьеры). Кроме того, из гораздо меньшего числа мужчин, подвергающихся харассменту, 68% говорят, что они подвергались харассменту со стороны женщины.

Проведённое исследование показало, власть (также желание приобрести или ухватиться за привилегии этой власти), в большей степени, чем сексуальное желание – доминирующий фактор, лежащий в основе большинства сексуальных домогательств.

Мужчины как добыча

Как было отмечено выше, один из восьми мужчин подвергались харассменту на рабочем месте, а каждый двадцатый подвергался посягательствам сексуального характера. Эти данные о гендере лица, совершившего преступление, удивительны, особенно в том, что касается сексуального  посягательства. Среди небольшой группы служащих-мужчин, которые подвергаются сексуальному посягательству, мужчины сообщают о посягательствах со стороны женщины в 2 раза чаще (76%), чем со стороны другого мужчины (38%). Виновные в харассменте мужчин распределяются более равномерно, но женщины по-прежнему упоминаются чаще: 68% против 57%.

Шокирующие данные о сексуальном насилии и домогательствах на рабочем месте

Трудно осознать эти данные, поскольку они противоречат стереотипу (преступники должны быть мужчинами, а жертвы – женщинами), однако факт остаётся фактом: когда мужчина подвергается харассменту и посягательствам на рабочем месте, хищником скорее всего оказывается женщина, а не мужчина. Это лежит в основе того, что было отмечено ранее: динамика в делах о сексуальных домогательствах на рабочем месте имеет большое отношение к циничным силовым играм, а не к похоти или превосходящей физической силе.

Если ваш босс, имеющий власть над вашей карьерой, «лапает» вас или настаивает на позднем ночном посещении гостиничного номера, вы можете бояться отказаться или подать жалобу, независимо от того, мужчина это или женщина.

Сексуальная ориентация и раса

Представители ЛГБТ и небелокожего населения часто воспринимаются на социальной шкале ниже, чем гетеросексуальные европеоиды. Поэтому неудивительно (и при этом ужасно), что эти слои населения особенно подвержены сексуальному посягательству на работе. Помните, что #MeToo была начата негритянкой: Тарана Берк (Tarana Burke), активист движения за гражданские права из Бронкса, начала зарождающееся движение в 2006 году.

Женщины латиноамериканского происхождения отмечают особенно высокий уровень сексуальных домогательств (37%). Что касается сексуального посягательства, чернокожие женщины особенно уязвимы, но, к сожалению, они не одиноки в этом списке: на их «братьев» также несоразмерно часто охотятся. Цифры вызывают тревогу: 21% афроамериканских мужчин-работников подвергаются харассменту (по сравнению с 13% всех мужчин) и 7% – посягательствам (по сравнению с 4% белых мужчин). Чернокожие мужчины подвергаются нападкам не только потому, что их считают уязвимыми и эксплуатируемыми, но также потому, что они рассматриваются как объекты желания и фетишизируются по крайней мере некоторыми коллегами-женщинами. Это пример проблемы и безобразия, сопряжённых с сексуальными домогательствами на работе.

Говоря о сексуальной ориентации, данные одинаково огорчают, и некоторые цифры поражают. Сотрудники ЛГБТК чаще других групп подвергаются преследованиям и нападкам. Действительно, показатель для геев потрясающе высок (43% говорят, что испытывали харассмент, и это число намного выше, чем у женщин в целом). Исследования в этой области только начинаются. Поэтому на данный момент невозможно представить полную картину об опыте цветных людей и ЛГБТ-работников.

Сексуальные проступки и превосходство в положении (старшинство)

Насколько часто хищник выше (с точки зрения ранга), чем его жертва в мире сексуальных домогательств? Короткий ответ часто, но не всегда, особенно когда жертвой является мужчина или человек с другим цветом кожи.

70% женщин, которые говорят, что подвергались харассменту на работе, сообщают о том, что сталкивались с недопустимым поведением со стороны вышестоящего коллеги. Показатель для мужчин ниже (59%). Действительно, 22% мужчин, подвергшихся харассменту, говорят, что их «донимал» коллега, находящийся ниже по рангу. Показатель для женщин значительно ниже (16%).

Шокирующие данные о сексуальном насилии и домогательствах на рабочем месте

Что касается посягательств, то здесь меньше гендерных различий. Высокий процент как женщин, так и мужчин, которые подверглись нападениям на сексуальной почве, сообщают, что их атаковал/-а коллега, находящийся/-аяся с ними на одной ступени иерархической лестницы в компании (ещё раз, цифры составляют более 100%, поскольку некоторые сотрудники сообщают о нападениях со стороны коллег, занимающих разное положение в компании). Данные о мужчинах, кажется, противоречат тезису о том, что соотношение полномочий лежит в основе сексуальных нарушений на рабочем месте. Но учитывая, сколько ЛГБТ и чернокожих мужчин страдают от харассмента и посягательств, можно сделать вывод, что эти цифры отражают тот факт, что социальные иерархии, связанные с сексуальной ориентацией и расой, имеют такое же значение, как и иерархии на работе.

Пассивное курение

Те, кто становятся свидетелями сексуальных домогательств и посягательств по отношению к другим людям на работе, как правило, высказываются – просто не очень активно или эффективно. Одинаковое количество мужчин (12%) и женщин (13%) сообщают, что они были свидетелями сексуальных домогательств на работе. Каждый пятый сообщил, что слышал о коллеге, который/-ая подвергся/-лась сексуальным домогательствам. Каждый десятый докладывает о коллеге, который/-ая подвергся/-лась сексуальному посягательству.

Тем не менее, менее трети свидетелей сообщают о неправомерных действиях HR-менеджеру (в отдел кадров). Примерно треть свидетелей высказываются сразу, а большая часть обращается к семье и друзьям (с точки зрения разрядки, женщины справляются с этой миссией в разы лучше мужчин). Что касается отчётности: у женщин дела обстоят несколько лучше, чем у мужчин: 30% свидетелей-женщин сообщают в HR-отдел, против 23% мужчин. Тут-то и начинаются реальные испытания: без формальной жалобы шансы на ответные организационные меры минимальны. Однако даже при наличии официальной жалобы организационные меры принимаются не так часто. Фактически, учитывая спектр карательных мер (возмездия), во многих организациях может быть логично – хотя и трагично – чтобы свидетели, как и сами жертвы, хранили молчание.

В течение многих лет в корпоративной Америке хуже прослыть «нарушителем спокойствия», злобно визжащим о хищническом поведении звёздного исполнителя, чем звёздным исполнителем с привычкой насиловать подчинённых. Другими словами, домогательства и нападения создают эфект «пассивного курения»: токсичную атмосферу, которая заставляет свидетелей бояться или не решаться делать правильные вещи.

Отсутствие вовлеченности и риск потери сотрудника

Когда сотрудники становятся свидетелями домогательств и нападений, это влияет на их моральное состояние и вовлеченность. Это логично: если вы видите, как босс домогается коллегу, а ему или ей это сходит с рук, вам трудно поверить, что вы работаете в безопасной, уважительной среде, где все осознают свою собственную ценность.

Естественно, учитывая личную травму, те, кто подвергается харассменту или посягательствам, получают ещё больший удар по моральному духу, вовлеченности и удовлетворённости работой в целом. Интересно, что женщины сообщают о меньшей степени удовлетворения от работы, чем мужчины, независимо от того, подвергаются ли они домогательствам или просто становятся его свидетелями. Удовлетворённость работой среди мужчин снижается до 39% с 56%, когда они подвергаются домогательствам, тогда как удовлетворённость женщин падает «только» до 48% с 56%. У мужчин, ставших свидетелями домогательств, уровень удовлетворённости работой падает до 46%, а уровень удовлетворённости работой женщин практически не меняется. Почему существует это гендерное неравенство?

Предположим, женщины более привычны и к сексуальным домогательствам, и к тому, что видят это на рабочем месте, поэтому многие принимают подобные ситуации как горькую правду жизни. Но с разжиганием сознания и возмущения, которое принесло #MeToo эта вынужденное смирение станет гораздо менее распространённым в будущем.

Отношения по взаимному согласию также могут быть токсичными

На большинстве работ трудятся индивидуумы, наделённые правами и полномочиями (или попросту – взрослые люди), которые имеют много общего друг с другом. Поэтому естественно и вполне приемлемо искать и, возможно, найти себе спутника жизни на работе. Но когда сексуальные отношения пересекаются с динамикой силы на рабочем месте, возникают проблемы. В более раннем исследовании CTI, опубликованном Harvard Business Review, служащих спросили о любовных связях между младшими и старшими по должности членами команды.

В ходе исследования было обнаружено, что они а) широко распространены и б) резко осуждаются. 11% сотрудников сказали, что они знают кого-то из своей команды, кто имел сексуальные отношения с начальником или руководителем. 71% сотрудников сообщили, что считают эти отношения неуместными.

Шокирующие данные о сексуальном насилии и домогательствах на рабочем месте

Причины этого неодобрения не идеологические. Они прагматические. И вот почему:

Страдает мораль. 25% сообщили о снижении целеустремлённости и приверженности делу команды, когда босс или руководитель спал с подчинённым.

Страдает уважение. 22% сообщили, что команда потеряла уважение к боссу или руководителю, а еще 17% сказали, что команда потеряла уважение к любовнику босса.

Страдают эффективность и производительность. 14% сообщили, что эффективность команды ухудшилась, когда начальник спал с подчинённым, а 11% сообщили, что производительность команды снизилась.

Влияние на спонсорство и прогресс

Это один из самых важных аспектов побочного ущерба от #MeToo: когда речь заходит о том, чтобы заручиться поддержкой вышестоящего по рангу коллеги для поднятия по служебной лестнице, женщины, которые уже находятся в невыгодном положении, теперь могут оказаться в ещё более неблагоприятном положении. Почти две из пяти женщин согласны с утверждением о том, что «недавняя огласка сексуальных домогательств на работе снижает вероятность того, что лидер-мужчина будет спонсировать протеже-женщину, даже если она этого заслуживает».

В своей книге «Forget a Mentor, Find a Sponsor» Сильвия Энн Хьюлетт (Sylvia Ann Hewlett), экономист и СЕО Hewlett Consulting Partners оценивает важность нахождения спонсора: работницы, у которых есть спонсор, имеют на 19% больше шансов получить следующее повышение (для работников-мужчин этот показатель составляет 20%). Это означает, что, когда мужчины отказываются спонсировать высокопроизводительных женщин из-за страха перед сплетнями или скандалами, они лишают женщин возможностей, которыми пользуются их коллеги-мужчины. В мире, где нехватка женщин за столами для принятия решений является тормозом инноваций и нового роста рынка, это последнее, что нужно компаниям.

Где проблема является наиболее острой

Какая профессия или отрасль считается наихудшей для тех, кто ищет среду, свободную от харассмента и насилия? Ответ: медиа (на втором месте – технологии). В медиа-индустрии 41% женщин и 22% мужчин сообщают о харассменте.

Намного лучше (или, по крайней мере, безопаснее) работать в сфере финансов или юридических услуг. Копнув глубже, получаем удивительные данные. Кто знал, что мужчины гораздо безопаснее в сфере технологий, чем в СМИ! (хотя в обеих индустриях харассмент женщин просто запредельный). И приятно удивляет то, что в наши дни сфера финансов относительно окультурена. В конце концов, мир банков и хедж-фондов предоставил богатый материал о сексуальных домогательствах и изнасилованиях для ряда громких фильмов (таких как «Волк с Уолл-стрит») и судебных процессов. В качестве примера можно привести лишь два известных примера: дело «Мартенс против Смита Барни» (из-за дискриминации по признаку пола, сексуальных домогательств и мести, включая печально известную «комнату boom-boom») привело к выплате $150 млн, в то время как дело Инграхам против UBS – $10 млн в качестве компенсации женщине, которая неоднократно унижалась просьбами о сексе, комментариями относительно её тела и инструкциями по выполнению орального секса с клиентом. Как отметил репортер Wall Street Journal в то время, женщины на Уолл-стрит в 1980-х годах не называли это сексуальным домогательством. «Мы назвали это «поступить на работу»». Учитывая эту историю, может показаться удивительным, что финансовые фирмы кажутся женщинам (и мужчинам) гораздо безопаснее для работы, чем сфера технологий или здравоохранения. Но Уолл-стрит проделала относительно хорошую работу по смягчению основных факторов риска, чтобы потенциальные хищники не могли действовать безнаказанно.

Благодаря всему полученному опыту и приведённым выше примерам становится очевидно, что у движения #MeToo не было достаточного масштаба: оно не вышло за рамки стандартной истории (старые белые парни бьют молодых женщин), предназначенной для того, чтобы утешить и поддержать другие группы, которые также являются жертвами насилия.

В своей книге «#MeToo в корпоративном мире» Сильвия Энн Хьюлетт объясняет эти выводы, а также другие удивительные результаты опроса CTI, а затем предоставляет варианты решения как для отдельных лиц, так и для организаций. Для лидеров бизнеса становится обязательным создавать рабочую среду, в которой все – женщины и мужчины, белокожие и чернокожие, геи и натуралы – могут безопасно и эффективно работать вместе расти по карьерной лестнице в соответствии со своими достоинствами. Сотрудники (младшие и старшие) также должны предпринять шаги, чтобы защитить себя и окружающих. Одним из ключевых выводов из этих данных является то, что, чтобы действительно стимулировать изменения, движение #MeToo должно стать гораздо более инклюзивным.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: Medium