Подрядчик-сапёр Тимидея заключил договор с заказчиком Русагро-инвест, где был пункт: “Стороны Договорами согласовали, что обязаны не осуществлять найма специалистов другой стороны, прямо или косвенно привлеченных к оказанию услуг в течение срока действия Договоров, а также в течение 12 (двенадцати) месяцев после их прекращения (п. 6.1 Договоров)”

24 сотрудника Русагро-инвест к себе успешно перетащила. За это Тимидея захотела 40 млн рублей (Сторона, нарушившая п.6.1 Договора выплачивает другой стороне компенсацию, равную 12-ти кратному размеру оплаты труда такого специалиста за последний месяц его работы в течение 5 (пяти) рабочих днейс момента получения письменного требования о выплате компенсации (п.6.2. Договоров))

Русагро-инвест данные положения договора требовала признать ничтожными, как нарушающими ТК РФ и нормы Конституции РФ, а также антимонопольное законодательство.

Суд же решил совсем иначе (.pdf), руководствуясь следующим:

При заключении рассматриваемых Договоров ответчик принял на себя обязательство не принимать на работу персонал истца –являющийся носителем указанной информации или выплатить компенсацию. При этом, подписывая данное обязательство, ответчик действовал на основе свободного волеизъявления, не ставя при этом под сомнение законность самого обязательства.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что спорные пункты договора не ограничивают право на свободу труда, а направлены на соблюдение баланса интересов всех участников соответствующих правоотношений. В соответствии со ст.64 ТК РФ работодателям запрещается только такой отказ в приеме на работу, который является необоснованным.

В соответствии с ч.2 ст.8 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. В этой связи право на свободу труда не может толковаться как относительное в сфере частно-правовых отношений, и как абсолютное – в сфере публичных отношений. Следовательно, ответчик, деятельность которого является предметом регулирования антимонопольного законодательства, обязан соблюдать запреты и ограничения императивных требований законов и договоров, стороной которых он является.

Сотрудники истца, выполнявшие работу на объектах ответчика, являлись квалифицированными специалистами, знания которых и приобретал Заказчик при заключении Договоров, а также носителями коммерческой тайны, ставшей им известной в силу исполнения своих обязанностей, что было известно ответчику.

Последний, в свою очередь, приняв на себя обязательства по договору с истцом, обязан был в течение определенного срока воздерживаться от совершения действий, направленных на получение доступа к коммерческой тайне истца, т.е. допустил действия, подпадающие под признаки недобросовестной конкуренции в форме использования информации и трудовых ресурсов компании -конкурента.

Решение прошло пока только первую инстанцию, но выглядит оно интересно:

  • Во-первых, сотрудников за разглашение коммерческой тайны никто не осудил, факта её разглашения не выявлено
  • Во-вторых, оставление в договоре пунктов, которые потом, как может считать сторона, легко оспорить как ничтожные, может оказаться не столь простым делом
  • В-третьих, компании, любящие устраивать у себя трудовое рабство, существуют
  • Средний заработок 24 специалистов переманенных Русагро-инвест составлял около 140 тысяч рублей в месяц

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать