Мегаплан: Как мы вложили 2,6 млн рублей в Youtube-пустышку, пошли в суд и чуть было его не проиграли

Год назад разработчик известной CRM-системы «Мегаплан» вложился в многообещающий проект Business Up. В итоге не увидел ни обещанного результата, ни денег. «Вы участвовали в стартапе, и стартап не пошел», — сообщила автор проекта Мария Тихонова. Вот что рассказывает директор компании «Мегаплан» Сергей Козлов.

Как устроена человеческая психология? Мы не боимся мошенников, потому что считаем, что сможем их распознать. А еще полагаемся на «справедливый суд, который если что во всем разберется». В суд мы и вправду пошли, но потратили много сил, времени и нервов, чтобы доказать свою правоту. Как оказалось, мошенники и тут могут продолжить нечестную игру, потому что в российском законодательстве много лазеек. Нашей судебной тяжбе скоро исполнится год: мы выиграли все основные суды и даже апелляционное заседание, но чего нам это стоило!

Да, нас обманули, развели, поймали на крючок — называйте как хотите. С одной стороны, обидно, с другой — неловко. Перед нами встал выбор: стыдливо промолчать об этой истории или громко заявить, чтобы другие не попались в ту же ловушку, а если уже попали, то знали, как защитить свои интересы. Мы выбрали второе. Несмотря на то, что мы доказали свою правоту в суде, считаем важным придать нашему делу общественный резонанс. Если статья убережет кого-то от мошенников, будем считать миссию выполненной. Предупрежден, значит, вооружен!

Что за проект и как мы туда попали

Весной 2019 года Мегаплан стал официальным партнером игрового реалити-шоу про предпринимателей Business Up. Мы даже гордо написали об этом в своем блоге! Четырнадцать команд должны были в режиме онлайн создавать бизнесы и бороться за симпатии зрителей, а также за главный приз — 10 миллионов рублей. Идея нам понравилась, тем более, что мы только начали осваивать продвижение “Мегаплана” через блогеров на Youtube.

Марию Тихонову в 2019 году мне и моим коллегам представил близкий друг нашего главного маркетолога Дмитрия Харитонова — серийный предприниматель, как он сам себя называет, Денис Козьминых. Ранее мы делали с Денисом пару совместных проектов, платных и бесплатных, поэтому доверяли. К тому же почва для нового рывка уже была подготовлена к тому времени. Мы несколько раз засветились с рекламными интеграциями у ведущих блогеров: Дмитрия Портнягина, Леонида Парфенова и Сергея Косенко. Надо было продолжать присутствовать в эфире.

Проект выглядел весьма презентабельно. Нам продемонстрировали очень крутой проморолик и рассказали о заоблачных перспективах, прикрываясь несуществующим, как потом выяснилось, спонсорством «Газпром Диджитал». Тихонова вообще мастер пустить пыль в глаза. На первую встречу она привела с собой несколько человек, которые задавали правильные вопросы.

Подписав договор, мы внесли полную предоплату. После этого начались срывы сроков и кормление «завтраками». Мы тщетно вели переговоры и даже оформили с Тихоновой гарантийное письмо, по которому мы дали ей отсрочку, а она брала на себя дополнительные обязательства. Как вы, наверное, догадываетесь — ничего из обещанного выполнено в итоге не было. Летом 2019 года мы потребовали вернуть наши деньги и прекратить деловые отношения. Именно в тот момент Тихонова выдала гениальную по сути фразу: «Вы участвовали в стартапе, и стартап не пошел». Тогда мы поняли, что сможем вернуть свои деньги только через суд. Подали исковое заявление и выиграли. Когда начались судебные заседания, выяснилось, что от действий Тихоновой в этом проекте пострадали десятки человек. Это и несколько съемочных команд, которым она не оплатила за работу, и ребята из команд-участников, которые потратили время и остались ни с чем.

Как мы чуть не проиграли суд

Суд — это особая территория, где действуют свои правила и главенствует формальный подход. Как правило, судья рассматривает дело по своему «чек-листу», не вдаваясь в суть документов — важно их наличие. Если идет спор между заказчиком и подрядчиком, он должен видеть договор, уведомление о расторжении, подписанные акты. За все время разбирательства, а оно тянется почти год, состоялось четыре заседания, и к каждому мы готовились, как к первому.

В ходе суда нечестная игра продолжалась. Один раз ответчик (М.Тихонова) не явилась на заседание – прислала больничный лист прямо в день, когда должно было быть слушание. Но даже при таком раскладе судья может посчитать возможным провести заседание без той стороны, которая не пришла. В следующий раз отзыв на наше исковое заявление прислали за день до заседания. Специально, чтобы его перенесли. Защита Тихоновой была построена в той же манере, в которой заключался договор с нами: она основывалась на лжи и поиске «узких мест» в законодательстве.

Тихонова отказывалась признавать юридически значимым документом гарантийное письмо, подписанное ею в присутствии свидетелей. Выложила на Youtube четыре ролика из двадцати обещанных (вот пример). Большинство из них в ужасном качестве и, естественно, с мизерным количеством просмотров. В процентах выполнения это составило менее 1% от обещанного. Хотела показать, что выполнила часть обязательств. Тогда у нас действительно появился риск не вернуть всю сумму.

Что мы сделали неправильно

  1. Плохо, что не отправили отдельное письменное уведомление о расторжении договора, а написали только общую претензию, где требовали возврата полной суммы аванса и писали о нашем желании и намерении прекратить договор. Если бы мы сразу конкретной фразой обозначили, что с данной претензией о возврате денег также требуем расторжения договора, это значительно упростило бы дело.
  2. По своей глупости не поставили подписи со своей стороны на гарантийном письме.
  3. Мы не позаботились получить бумажные акты о выполненных работах с подписью и печатью. Всегда требуйте их у подрядчика!

Что помогло выиграть дело

Мы сразу составили смету расходов и сделали ее приложением к договору. Когда начались нарушения договоренностей, целевые затраты явно не соответствовали указанным в смете. На суде выяснилось, что большую часть полученной предоплаты Тихонова сразу перевела счет компании несостоявшегося ведущего шоу Козьминых, которую он по-быстрому ликвидировал. И уже одно это было явным свидетельством нарушения условий договора: у Тихоновой не оставалось средств, чтобы закончить проект и выполнить все обязательства. Так что подробная целевая смета к договору — это залог успеха, как при его исполнении, так и в случае возникновения проблем.

На свое счастье мы получили от Тихоновой гарантийное письмо, которое расширяло ее обязательства. Она нарушила все возможные сроки, а за это обещала увеличить количество эпизодов шоу и их охват. Хотя ее адвокат и пытался доказать в суде, что письмо не имеет отношения к договору, а только свидетельствует о высказанном намерении, у него ничего не вышло. В «шапке» гарантийного письма стоял номер договора.

И у нас был третий козырь в кармане. Когда мы встречались с Тихоновой в нашем офисе, чтобы потребовать назад деньги и подписать претензию, велась видеосъемка. Она помогла доказать: мы ставили Тихонову в известность о том, что хотим расторгнуть договор. Без этой видеозаписи нам пришлось бы очень трудно.

Мысли вслух

Жалко подрядчиков Тихоновой и ребят, которые участвовали в шоу. Они ей правда верили: тратили свои силы и время. К тому же она обещала победителю шоу 10 миллионов рублей. Откуда бы она их взяла? Участники говорят, что, если бы они вышли из шоу досрочно, то заплатили бы штрафы по 2 миллиона. Может быть, она на это и рассчитывала: собрать с участников штрафы и еще и на этом заработать? Можно только догадываться.

С нашим маркетологом после этой неприятной истории мы расстались. На момент публикации статьи мы уже выиграли апелляционное заседание и получили на руки исполнительный лист. Дальше будем добиваться возврата полной суммы и уверены, что у нас все получится.

Продюсер Елена Бугаенко, работавшая с Марией Тихоновой на съемках шоу, рассказывает о постоянной нехватке финансов и спешке при подготовке и во время проекта:

«В условиях катастрофической нехватки времени Мария брала меня с собой на встречи. Для чего – было непонятно. У каждого был свой круг задач и ездить по компаниям, рассказывать о нашем «реалити», казалось мне странным. Так в середине апреля мы приехали в Мегаплан и познакомились с Сергеем Козловым. Позже мы поняли, что для Тихоновой было важно донести до спонсоров, что процесс идет, чтобы люди верили, не беспокоились, рекомендовали проект своим коллегам и те давали деньги. Маша ходила и говорила «Так, девочки, меня интересуют деньги, деньги! Нам нужно найти много спонсоров». Мы уточняли: а что всё плохо и денег нет? Она отвечала: «Нет, пока есть. Но нам нужно больше!»

К концу апреля уже 2 недели как шли съемки и нужно было оплачивать операторов. Пошли обещания: завтра, послезавтра, после такого-то мая, когда откроются банки. Волнение было, но мы старались верить в лучшее. В мае мы продолжали снимать, нужно было покупать билеты в Питер (там были команды), снимать студию. На все это денег у Маши уже не было. Это было странно. На создание «реалити» требуются миллионы, а она не могла найти 10-20 тысяч рублей на билеты или аренду? Я ее убеждала остановиться, что снимать «хоть как-нибудь» нельзя , ведь это и наша репутация тоже. Но она умоляла запуститься и потом все наладить.

В итоге она не оплатила полмесяца моей работы, месяц работы команды операторов, работу трех корреспондентов, исполнительного продюсера, звукорежиссера. Уже много месяцев Мария не выходит на связь».

Для понимания ниже приводится переписка Сергея Козлова с Марией Тихоновой 8 и 11 июля 2019 года. К этому моменту она уже вывела из компании больше половины денег, полученных от Мегаплана, Денису Козьминых. И, естественно, у нее не осталось средств не только на рекламу и продвижение в соцсетях, но и на то, чтобы просто доснять и смонтировать все выпуски шоу.

Мегаплан: Как мы вложили 2,6 млн рублей в Youtube-пустышку, пошли в суд и чуть было его не проиграли Мегаплан: Как мы вложили 2,6 млн рублей в Youtube-пустышку, пошли в суд и чуть было его не проиграли

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Рубрика: ROEM