“Человек не хочет быть в сегменте, он сам давно сегмент” — Олег Туманов, ivi.ru

Успех года: можно строить платные модели

Пять лет назад, когда мы запускались, у ivi была рекламная модель – и не было надежды на подписку. Два года назад я все еще был настроен пессимистично. Сегодня развивать платные модели стало возможным (цифры ivi ниже – прим. Roem).

Тут несколько причин. Основная – развитие технологий, в особенности Smart TV.

Эта среда защищена от пиратов политикой вендоров. Отсутствие альтернатив в сочетании с удобством большого экрана – то, что мотивирует пользователя платить.

Второй важный фактор: государство впервые за эти годы перешло от слов к делу и стало бороться с пиратством. Это первые шаги, впереди большой и долгий путь, но эффект уже есть.

Не проблема года: Google на Smart TV

Google открыл свой плейстор недавно, и мы еще разбираемся с ситуацией. Штука в том, что их ценовая политика может показаться странной не только кинотеатрам.

Правообладатели сами создают для себя рынок и очень внимательно следят, как позиционируется их контент.

И производители контента, по-моему, не ожидали, что он будет продаваться по бросовым ценам. Так что реакция может последовать не только от дистрибьюторов, но и от мейджоров.

Считаем ли мы при этом, что “шеф, все пропало, гипс снимают”? Нет. Во-первых, сам по себе дешевый контент – не гарантия успеха.

Во-вторых, усиление конкуренции – вещь постоянная. Вот в следующем году и Nelflix может заработать в России. Когда такие игроки приходят на твой рынок, все готовят стратегию.

Okko продолжает быть серьезным игроком в платной части, Megogo – в рекламной.

Что касается нас, мы лучше решаем проблему выбора – у того же Google представлены новинки, а у ivi видеотека больше.

Наконец, мало запустить свой сервис в России. Его еще надо сделать для русских.

Речь не только о локализации и рекомендациях. Есть много нюансов.

Например, людям больше нравятся русские сериалы – у нас это до 70% просмотров в категории. С музыкой похожая ситуация: соотношение где-то 60 на 40.

Потому что такой контент – он больше “привязан к земле”. В сериалах и музыке пользователю интереснее то, что ближе к нему, к среде, в которой он живет.

А вот рассказ историй, большой метр, конечно, остается за американцами. США делают больше хорошего, красочного и содержательного кино – это факт. Так что категория “Фильмы” в просмотрах – это на 70-75% зарубежный контент.

Запуск года: “Матч ТВ”, Ali и JD

Спортивный контент дорогой, его явно не хватает. Так что “Матч ТВ” – интересный проект. Не исключаю, что будем с ними сотрудничать – если они будут готовы. У нас большая дистрибутивная база, мы можем быть полезны в этом плане.

Также выделю продолжающийся приход “китайцев” в Россию: AliExpress открыл представительство, запустился JD. Для рынка, оказавшегося в частичной изоляции, это знаковые события. И думаю, крупные китайские холдинги еще проявят интерес к нашему сегменту интернета.

Инвестор года: Naspers

Опять же, важное событие в свете коньюнктуры – иностранный инвестор и компания, работающая на Россию. Это хороший сигнал для рынка.

Компания года: Google

Казалось бы, Facebook и Google – это уже такие “бегемоты” с огромной капитализацией, им можно успокоиться и идти по наезженной колее. Ан нет – как и бегемоты, они умеют быстро двигаться.
Вот Google изобретает себя заново. Их ребрендинг – это же не только отделение сложившейся части бизнеса от всего остального.

Они фокусируются на реальном понимании, чего хочет человек от цифровой среды.

Очень радуют их эксперименты с распознованием, автомобилями, тем же VR. Технологические компании продолжают двигать мир – и мир становится интереснее.

Человек года: Алексей Волин

В нашем сегменте выделяется не человек из бизнес-среды, а замминистра связи.  Многое сейчас идет с его подачи и при его поддержке – в том числе борьба с пиратскими ресурсами. Для меня это смелая и, честно, неожиданная для госслужащего позиция – позиция на формирование цивилизованного рынка.

Перестановка года: “Газпром-Медиа”

С уходом Лесина меняется эпоха. Чернышенко – это иной тип руководителя, и по ментальности, и по подходу. Думаю, будет много изменений по каналам и стратегии, а это коснётся нас.

Успех компании: цифры

Несмотря на кризис, за год мы выросли на 45% по монетизации. И такой же прогноз закладываем на следующий год.

Сегодня к нам приходят почти 25 миллионов пользователей в месяц: из них Москва дает чуть менее 20%, а Питер еще процентов шесть. По этим городам радует, как растет число платных подписчиков. Остальное – это регионы, во многом они приносят новую аудиторию. Конечно, конверсия в платящих за пределами столиц меньше – но отчасти потому, что ценовая политика у ivi для всех одинакова, а финансовые возможности у людей – разные.

Тренды на годы: пассивное смотрение, VR и интеграция с соцсетями

Во-первых, Smart TV сделает такую же революцию в области медиа, как смартфоны – в сфере мобильной связи. Это случится в горизонте пяти лет, когда пройдет естественная смена поколения телевизоров в домах.

Усилится требовательность пользователя к персонализации его опыта. Это основа для сдвигов в медийной отрасли.

Станет сложнее вещать на сегмент, потому что пользователь сам хочет быть сегментом.

В этом проблема для телевидения, которое десятилетиями вещает на клиентский сегмент без какой-либо обратной связи. Но ТВ не умирает, нет. Его поддерживает второй мощный тренд – запрос на пассивное смотрение. Это самый массовый случай, который обеспечивает телевидение: жмешь кнопку, получаешь контент – бери и потребляй. Видеосервисы часто этот случай отрицают: хотя мы видим, что даже самый продвинутый пользователь не всегда хочет делать выбор.

Мы пытаемся решить проблему, запустив ivi.tv. В продукте совмещены пассивное “смотрение с пультом” и персонализация, когда из предыдущего опыта мы знаем, что любит пользователь, и создаем каналы под него.

Но в обозримом будущем смотреть “Первый канал” люди не перестанут – в том числе из-за новостей.

Производством и распространением такого контента онлайн-кинотеатры не занимаются. А публика очень хочет потреблять новости.

Во-вторых, все крупнейшие студии уже развивают концепты и пилоты того, каким будет кино, в котором присутствует зритель. Думаю, в 2016-м мы точно увидим первые опыты, а на рубеже 3-5 лет нас будут ждать уже целые виртуальные фильмы.

Киноиндустрия – один из главных рынков для технологии виртуальной реальности. По крайней мере, потенциальных кейсов применения VR в кино не меньше, чем в играх.

В-третьих, тренд на интеграцию с соцсетями, который активно проявит себя в ближайшие 3-5 лет.

Соцсети проходят свой этап взросления, дозревания до бизнес-моделей. Если взять “ВКонтакте”, два года назад они игнорировали вопрос с пиратским контентом, а сейчас уже не могут. Думаю, они понимают, что им так или иначе придется легализовать контент.

Будут ли соцсети делать агрегатор агрегаторов или договариваться с одним из игроков – посмотрим. Разговоры идут разные.

Почему бы им просто не сделать все от начала до конца самим? Мир контента безграничен, а вот деньги – нет. И онлайн-кинотеатры – это чрезвычайно сложный проект именно с точки зрения закупок, монетизации и отчетности за каждую единицу контента. Проделать все эти упражнения с видео – все равно, что построить другой бизнес. Не уверен, что у кого-то из игроков на рынке соцсетей есть амбиции такой бизнес строить.

Проблема года: плюс-минус неизвестность

В России не то что будущее, у нас история непредсказуема. Вы бы сказали полгода назад, что в Турцию и Египет просто так не поедете? А сейчас рахат-лукум в буфете Думы запрещают.

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Похожие новости

В записи нет меток.