Пять главных ошибок в разговоре о средствах массовой информации. Для начинающих

Разговоры о СМИ — очень популярный жанр, однако большинство его участников или не должны были бы судить выше сапога, или в принципе никогда не сталкивались с реальностью существования медиа изнутри. Хотелось бы людям, интересующимся предметом, дать несколько точек опоры для разговоров по теме, хотя бы и в виде советов “никогда не”.

Ошибка первая: надо осторожно использовать выражение “Рынок СМИ” *
Термин «рынок» к этой отрасли применим с очень большой натяжкой. А если честно, то вообще неприменим. Рынок – это что? Спрос vs предложение, ну правда же? Типа, есть потребитель с потенциалом самоудовлетворения, есть производители, удовлетворяющие первого в надежде на его деньги.

Про предложение чуть попозже, давайте про спрос. Кто у нас покупатель на этом рынке? Читатель? Аудитория? Ой, блин, ну вряд ли. Они платят только за лишнее электричество и амортизацию смартфона, но эти деньги до производителя контента не доходят. Рекламные клики? Это не затраты, это тремор – плевать, руки или головы. Про донаты и пейволы вообще молчу. Ладно. Тогда, наверное, потребитель – те, кто платят за то, чтобы эти СМИ существовали? Такие есть, безусловно (ну, иначе, откуда это все). Но – парадокс, платят-то не потребители, а какие-то совсем другие люди. Классическая схема все равно рассыпается.

Теперь предложение. Вы давно видели, чтобы кто-то запустил СМИ в надежде быстренько так запросто раскрутиться, выйти в плюс и начать обкусывать купоны? (Видеоблогеров не берем сейчас, это отдельная тема). Не, безусловно, я до сих пор встречаю симпатичных вполне людей, которые прям предлагают: а давай сделаем нормальное, хорошее СМИ, к нам все потянутся, читатели, рекламодатели, вот это вся рожь. Обычно удается вовремя сбить их с ног, отпоить минералкой и отвести в привокзальную ночлежку, где их вымоют и накормят.

Нету в СМИ никакого рынка, и не было никогда. Экономических моделей у СМИ примерно три**.

Первая: оно очень давно существует, у всех на слуху, хотя уже сто лет полное г., родилось в другой общественной парадигме, популярность обрело в незапамятные времена, сейчас худо-бедно выживает за счет старых заслуг, слизывет последние сливки с былого величия. Появление нового такого невозможно в принципе. Это не рынок, это музей.

Вторая: кому-то понадобилось СМИ и этот кто-то готов финансировать хронический убыток для каких-то своих целей, например, политических. Это не рынок, это ЧВК.

Третья: идиот с идеей плюс немного денег. Деньги кончатся, и оно закроется. Это… ну сами обзовите как-нибудь.

Ну и что это за рынок такой, на который нельзя зайти в принципе? Как производитель вы там нафиг не нужны, как покупатель – покупать нечего, потому что незачем. Нет сегодня экономической модели, которая превращала бы СМИ в бизнес в традиционном понимании. Секта, крепостной театр мецената, корпоративное подразделение, пропагандистская рота, диагноз – что угодно, но не рынок.

Вторая ошибка – это думать, что журналист отражает позицию инвестора
Чаще всего они вообще не знакомы. Редакция – это десять тире сто человек. Это сорок тире триста материалов в день. Инвестору, чтобы вникнуть в треть повседневной деятельности «своей» редакции, нужна голова размером с планетарий. Но на самом деле даже в самом заказармленном, заангажированном СМИ хозяина волнует ну пара статей в неделю. В период какой-нибудь особенно ужасно грязной целевой кампании – ну не пара, а пять. Все остальное журналистами делается самостоятельно, по велению души.

Да, где-то есть правила-ограничения, черные списки, «блоки на говно», где-то на летучках иногда разъясняют про «двойные сплошные», но это всё единицы процентов от основного контент-потока. А в девяти из десяти всем пишущим глубоко плевать на пожелания хозяина, они зачастую даже не особо вникают, кто он и есть ли вообще.

Это скучная подвальная рутина: нашел повод, худо-бедно соорудил заметку, спер картинку «из интернета», выложил, поставил галочку. Девяносто процентов того, что вы читаете (воспринимаете, интерпретируете, реагируете) сотворено наемным работником с квалификацией в разы ниже вашей и с кругозором испанского храмового дятла. Падежи не путают – уже отлично.

Ещё одна ошибка –  это отрицание существования независимых СМИ
Ох уж эти независимые, как же они бесят. Ну какие вы независимые, когда вы вот против этого и за это, а вам за это донаты, гранты, поддержка от сочувствующих. Какие вы после этого независимые?
(часто можно услышать в привокзальной пивной, я сам это много раз слышал)

И это очень распространенная ошибка. Вы не путайте независимость с беспристрастностью. Ну вот собрались невменяемые люди, которым и профессия дорога, и что-то в окружающей жизни слегка не устраивает. А потом кто-то захотел их безумие поддержать рублем-долларом-евро. Это – тут внимательно – их не делает зависимыми. Вы курицу любите? Я тоже. Ну и что теперь, мы на крючке у всех краснодарских птицефабрик? Фиг. Независимые СМИ вполне могут финансироваться организациями, в том числе и иностранными, которым существование такого СМИ зачем-то надо. Это они здесь зависимые, а вовсе не те СМИ.

Вот если наоборот, как у нас часто бывало: утром деньги, вечером СМИ, тогда да, все как обычно. Но они и живут, мягко говоря, недолго. Ну, потому что и СМИ выходят никакие, и фигуранты быстро устают.

А независимые – ну они как-нибудь продолжат работу, даже когда курица кончится, а за костями постучатся. Больные люди, что с них взять.

Понятная, но частая ошибка – думать что СМИ – это инструмент влияния
Полная чушь, но про это мы обычно говорить не любим. Неловко, даже неприлично. Но – увы: чем ширше в наших СМИ это самое “М”, массовость – тем меньше смысла во всех наших усилиях. Очень хорошо видно, когда вытаскиваешь выстраданное в соцсети, где реакция читателя видна как на ладони – в комментариях. Практика показывает, что в тексте на тысячу знаков прочитывается примерно треть, адекватно воспринимается одна шестая. В тексте на восемь тысяч знаков до конца доходит десять процентов, многодневный труд в двадцать тысяч знаков предназначен для твоего корректора ну и тех троих, с которыми тебе давно уже спорить не о чем.

Ну и в итоге вы «влияете» либо на тех, кто априори с вами согласен – обнимемся, либо раздражаете тех, кто изначально, еще до первой буквы текста уверен, что вы сейчас наврете – он найдет подтверждение своему видению в каждой вашей фразе. Все же очень трудно смириться с мыслью, что массовый читатель – идиот (для желающих поспорить: адрес автора есть в редакции, в рабочие дни, после 18:00, 75 кг).

Ошибка – думать, что у нас всё кривенькое-косенькое, а где-то есть другой мир
Сам почти не был, руки не доходят, но не верю ни на грош. Обыватель – везде обыватель, политик – везде политик, благонамеренный халтурщик – пандемия. Средства массовой информации нигде – от CNN до Га-Ареца не способны удержаться от того, чтобы не скатиться в мнение, в обслуживание либо интересов владельца, либо (чаще) своих собственных представлений о том, что правильно, а что нет. По-человечески – это нормально, ну или как минимум – не лучше того что у нас.

Парадокс

Самое удивительное во всем этом, что СМИ по-прежнему существуют.


* Про бумажные СМИ все еще более верно, а про телевизор я настолько не понимаю ничего, что даже начинать не хочу.
** Исключения есть, но они на то и исключения.

17 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Похожие новости

В записи нет меток.